Японский стиль татуировки.
Japanese tattoo.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
дальше »

Японская татуировка. Ирэдзуми. Если рассматривать стили и направления искусства татуировки, то самым значительным, и самым распространённым стилем, следует считать стиль, присущий Стране Восходящего Солнца. Изящное и яркое, отражающее типичные черты декоративно – прикладного искусства Японии, японское тату, в первую очередь является средством самовыражения, а не к племенной принадлежности или указанием на статус человека в социуме. И первое, на что обращаешь внимание, когда имеешь дело с японской татуировкой – это необычайно большой размер, и покрытие рисунком значительного участка тела. Все подчинено одной идее – это не разнородные рисунки и надписи, это целостная картина. Только таким образом, считают японцы, татуировка подлежит восприятию и может считаться законченным произведением искусства. Татуировка покрывает практически весь торс человека, оставляя незаполненными лишь небольшое пространство по центру груди, идущее от шеи до низа живота. Конечности также служат для продолжения рисунка, но на руках рисунок идет только от плеча до локтя или кисти руки, а на ногах – до голени или стопы. Нанесение татуировки очень медленный процесс, растянутый на долгое время. Мастер тщательно и поэтапно обрабатывает участки кожи, давая возможность заказчику залечивать поражаемые участки кожи. В конечном итоге на теле должна получиться композиция в виде роскошного узорного одеяния, распахнутого на груди.

Из истории Японской татуировки.

Считается, что искусство нанесения на тело татуировок, имеет на Японских островах давнюю, многотысячелетнюю традицию. Сведения о татуировках на человеческой коже, зафиксированы в первых японских литературных источниках, в том числе и в сборнике японских мифологических сказаний «Кодзики» («Записи о деяниях древности»), составленном, как считается, в VIII веке нашей эры. Основываясь на древних преданиях, японцы уверены, что начало традиции татуировать тело положил легендарный император страны Ямато - Дзимму (правил, согласно японским воззрениям в 660 – 585 гг. до н.э., в действительности, в период Кофун), который сумел покорить сердце прекрасной царицы, своей будущей жены, великолепными картинами на своей коже. После этого, в память об этом событии, многие влюбленные также стали делать себе татуировки, накалывая имена своих возлюбленных с дополнением иероглифа «иноти» («жизнь»), что должно было символизировать любовь до последнего вздоха.
Если оставить без внимания легенду об императоре Дзимму, по вопросу происхождения традиции татуировки тела в Японии существуют две основные версии. По одной из них, эта традиция, как и многое другое, пришла из Китая, где возникла намного раньше. В частности, известно, что приняв буддизм, японские верующие, видимо, так же как и их китайские единоверцы, наносили на кожу буддийские молитвы и изображения Будды и других божеств - охранителей. Но, скорее всего, эта традиция намного более древняя, не имеющая ничего общего с китайским заимствованием. Она могла быть принесена на Японские острова кочевыми племенами с континента – одними из предков современных японцев (сейчас известно, что кочевники Евразии украшали свое тело татуировками), а также имело местную почву. Коренное население Японии – айны, частично ассимилированное, но большей частью истребленное и оттесненное к северу, по некоторым данным, имело связь с Полинезией, откуда, как считают некоторые исследователи, приплыли предки айнов. Значит и традиция нанесения рисунков на тело и лицо могла быть у них схожей с полинезийцами. Известно, что японцы заимствовали многие аспекты культуры у своих островных предшественников. Китайское влияние могло, в этом случае, сказаться только в выборе мотивов – переход от абстрактных символов и узоров к живописным полотнам в потрясающем дальневосточном стиле, характерном для росписей дворцовых ваз и вышивки на пышных придворных одеяниях. Однако по силе воздействия китайские прототипы значительно уступают японским, так как сказываются различия в мировоззрении двух народов. Для китайца татуировка - это красивый памятный рисунок, как правило, не несущий дополнительной функции, а для японца – это чаще всего оберег, и её носитель не только пользуется покровительством изображенного растения или животного, но и приобретает его отдельные положительные свойства – в этом заключаются остаточные признаки шаманизма, присущие традиционной религии японцев – синто. Китаец делает маленькую аккуратную татуировку – символ на выбранном месте, японец старается покрыть ею как можно большее пространство тела.

До нашего времени сохранились многочисленные терракотовые статуэтки - ханива, устанавливаемые на могильных курганах в ранние периоды истории Японии (период Кофун, III - VII вв. н.э.), среди которых с V в. н.э. часто встречаются изображения людей, на лица и руки которых нанесены узоры. Учитывая примитивно – обыденный характер этого стиля искусства, скорее всего, это отражало действительность, и тела древних японцев покрывали татуировки. Подтверждением этого служит древняя китайская хроника Саньгочжи («Записи о Трёх царствах») (прибл. IV -V вв. н.э.), в которой говорится, что мужчины государства Яматай (так китайцы именовали древнеяпонское гос-во), носили на теле и лице татуировки, указывающие на их социальное положение.

Головы японских статуэток ханива Головы японских статуэток ханива, изображающих знатных людей V в. н.э. на которых сохранились следы первоначальной раскраски. Пятна на щеках и лбу могут быть стилизованным изображением татуировок, которыми, в соответствии с китайскими источниками, предки японцев покрывали лица.

Сохранились сведения, что после завершения построения классового общества и вступления Японии в фазу раннего Средневековья (VI–VII веках н.э.), татуировка теряет первоначальное значение сословной эмблемы, и приобретает негативный смысл. Отныне её используют только как указание на определенную профессию, считавшуюся по буддийским воззрениям достойной презрения – палача, мясника, могильщика и некоторых других. Например, мясникам делали на предплечье знак в форме креста или линии. Также, в принудительном порядке, таким образом, клеймили преступников - на лбу им выкалывали иероглиф «собака», а на плечах ставили круги. Обладатель подобного позорного клейма ставился в Японии того времени, с её четким разделением на духовенство, военное сословие и крестьян – общинников, вынужденным изгоем, не вписывающимся ни в одну из этих социальных групп. Человек, таким образом, ставился вне закона, и его существование висело на волоске. Единственным выходом было избавление от позорных меток. Поэтому поверх клейма старались наносить дополнительные маскирующие линии, и поэтому, существует мнение, что от подобного способа избавления от позорной татуировки и ведет свое дальнейшее развитие этот вид искусства.

Но, как известно, вкусы и моды с течением времени изменяются, и то, что вчера считалось предосудительным и позорящим, становится престижной новинкой. Такое случилось и с татуировкой – она перешла из сферы унижающего наказания в сферу высоких чувств. Жестокая прагматичная эпоха Хэйдзё сменилась галантной, изысканной эпохой Хэйан. Утонченная придворная аристократия этого периода, видимо, переосмыслила значение татуировки, воспринимая теперь её как эмблему «раба любви», распространив эту моду на другие сословия. Влюбленные стали, как это говорилось во введении, наносить на тело несмываемые знаки своей вечной любви и преданности. В этот же период начинают появляться татуировки религиозного содержания – буддисты в своем религиозном рвении также старались навечно запечатлеть на своем теле символы их веры, стремясь получить дополнительную поддержку со стороны Будды и наиболее почитаемых святых. Чаще всего они изображали богиню милосердия Каннон, но встречались и довольно сложные композиции на религиозные темы: там могли присутствовать изображения легендарных царей и божеств – охранителей (подобных тем, что и доныне изображаются при входе в храмы или на воротах старинных домов), которые должны были отпугивать от человека злых духов.
После многовекового хаоса, в который Японию ввергли непрекращающиеся кровопролитные войны самурайских кланов, крестьянские восстания и монашеские бунты, наступила эпоха военных диктаторов – сёгунов, стремившихся, во имя сохранения своей власти, обеспечить строгий контроль над всеми сословиями, и регламентировать все сферы деятельности подданных. Для каждого сословия были разработаны четкие предписания, касающиеся внешнего вида, места жительства, способов поведения, повинностей и досуга. Любое отклонение от инструкций жестоко каралось. Так как татуировка – ирэдзуми не укладывалась в регламент, на неё был наложен формальный запрет.
Но именно на этот период, известный под названием эпоха Эдо, который характеризуется попыткой властей Японии отгородиться от внешнего влияния и обеспечить строгий контроль над своими подданными, начинается и период расцвета ирэдзуми. Не имея возможности противостоять тяжелому давлению со стороны властителей, японцы, хотя бы, таким образом, старались выразить свой протест попытке вогнать их узкие, обезличивающие рамки. Уже к концу XVII века низшие слои японского общества - актеры, пожарные, торговцы, профессиональные игроки, гейши, якудза и др. украшали свои тела татуировками, но, страшась наказания за этот проступок, скрывали их под одеждой. И поныне, японская татуировка оставляет открытые части тела свободными от рисунка – в этом и заключается её особенность.
Остановимся на некоторых представителях социальных групп этого времени. Пожарным периода Эдо часто приходилось работать обнаженными, так как была велика опасность возгорания одежды, которая была не приспособлена к защите от огня. Прилюдное обнажение тела в Японии считалось неприличным, и, дабы формально оставаться полностью одетым, пожарные «одевали» свое тело в сплошную татуировку. К тому же, учитывая охранительный характер татуировки, следует думать, что сюжетом тату были небесные покровители, относящиеся к водной стихии. В каждой пожарной команде были свои сюжеты, по которым пожарных можно было отличать друг от друга. Примеру пожарных последовали люди, которым по сфере их деятельности также приходилось обнажаться. Так, например, торговцы морепродуктами украшали себя изображением морских обитателей, чаще всего рыб, а проститутки – изображением крабов (символ ловкости и цепкости).
Гейши, которые вопреки распространенному среди европейцев мнению, не являлись проститутками, а были актрисами и, своего рода, психологами, которые скрашивали досуг приходящих к ним мужчинам приятной беседой, игрой на музыкальных инструментах, пением и танцами, а также выполняли обязанности гостеприимных хозяек на мужских вечеринках, пользовались в японском обществе определенным уважением. Гейши не имели права выходить замуж, но могли иметь постоянного партнера, которому дарили свою любовь. Известно, что гейши иногда покрывали свое тело изысканными узорами, имитирующими узоры праздничного кимоно, что позволяло им демонстрировать свое обнаженное прекрасное тело возлюбленному, не опасаясь запрета полного обнажения перед мужчиной. Если между мужчиной и гейшей вспыхивали истинные чувства, они могли сделать татуировки в виде родинок на кистях рук, которые в момент соприкосновения их рук, прикрывались большими пальцами. Возможно, тогда же возникла традиция накалывать имена любимых в сочетании с иероглифом «иноти» - что можно интерпретировать как «Ты моя любовь и судьба навеки!»

Для якудза татуировки служили опознавательным знаком, по которым они узнавали друг друга, а также предупреждали других о необходимости держаться от них подальше, чтобы сохранить жизнь или здоровье. Любители азартных игр накалывали символы своего ремесла - карты и кости «на удачу», также взывая к божествам, покровителям игр, и к духам судьбы.
Во второй половине XVIII века ирэдзуми стали настолько популярны среди различных слоев японского общества, что правительству пришлось снять запрет на ношение татуировок. Росту популярности, в немалой степени способствовали актеры театра кабуки, которые изображали благородных воинов, чьи тела, для лучшей передачи особенностей их характеров и зрелищности, были покрыты яркими татуировками. Актеры, стараясь добиться индивидуальности и бросая вызов запретам, делали татуировки и открыто их демонстрировали. Знаменитый на всю Японию актер Накамура Утаэмон IV, по всеобщему мнению, имел самую великолепную татуировку. Аристократические круги охотно подхватили моду, подражая театральным кумирам и знаменитым куртизанкам, а вслед за ними эта мода охватила и представителей богатого купеческого сословия, зарождающейся буржуазии, старавшейся во всем подражать благородному сословию. Тем не менее, со второй половины XIX в., когда Япония перестала быть закрытой страной, и предпринималась попытка приобщить её к европейской культуре и образу жизни, правительство вновь ввело запрет на татуировки. По мнению правительства, облик татуированных японцев должен был шокировать иностранцев и вызвать их пренебрежение варварскому облику местных жителей. Но иностранцы не были шокированы увиденным, наоборот, искусные и экзотические рисунки привели их в совершенный восторг. Многие из них захотели увезти с собой памятный знак о пребывании в Японии, и поэтому у местных мастеров не было отбоя от европейских заказчиков. Даже такие высокопоставленные гости, какими были будущий король Англии Георг V, и будущий российский император Николай II, сделали себе татуировки у знаменитых мастеров, немало удивив японское аристократическое общество. Несмотря на растущую популярность японского искусства татуировки во всем мире, у себя на родине, когда та вступила в череду военных конфликтов, это древнее искусство начало постепенно приходить в упадок – японцам было не до него, так как нация была поглощена идеей завоевательных походов и господством над Тихоокеанским бассейном. Только после поражения во Второй мировой войне, восстанавливая утраченное, вспомнили и об искусстве татуировки. Но, тем не менее, года забвения и запретов сильно сказались на качестве изображений – некоторые секреты старых мастеров были безвозвратно утеряны – им было просто некому передать свое мастерство. Однако, не смотря на это, постепенно искусство японской татуировки начало возрождаться, и часто, не только в Японии, хотя для создания великолепных татуировок в японском стиле используются современные технологии.

Сами японцы условно делят почти все татуировки на два вида. Первая разновидность, называемая «ирэдзуми», что буквально переводится как «впрыскивание туши» («ирэ» - впрыскивать, «дзуми» - тушь), происходит из криминальной среды, когда преступники, скрывая позорные метки, принудительно сделанные им в местах заключения, создавали поверх них маскирующий рисунок. Вторая разновидность – мужская татуировка «гаман», служила для демонстрации высоких качеств человека или об его попытке, благодаря положительной и охранительной символике, достигнуть этих качеств. Тем не менее, учитывая довольно жестокие способы нанесения татуировки, уже её наличие характеризовало её носителя как решительного и выносливого человека, способного противостоять сильной боли. Кроме этих двух мужских разновидностей татуировки, наносимых тушью и красками, существует отдельная женская разновидность тату, называемая «какуси – боро». Она выполнялась путем втирания в разрезы, наносимые хори (татуировщиком) на нежной женской коже, рисовой пудры. После заживления, рисунок был практически незаметен, и становился видимым только в момент возбуждения организма – во время купания в горячей воде, при употреблении сакэ или во время интимного сближения. Изображения обычно символизировали о нежной привязанности к возлюбленному, но иногда, исходя из того, что рисунок был невидим в обычной обстановке, он мог иметь весьма фривольный характер (был эротическим или даже порнографическим). Сами же мастера – татуировщики чаще используют для своего искусства другой термин -«хоримоно», которым обозначается тонкая резьба, искусство ваяния или изящная гравировка. Таким образом они пытаются подчеркнуть, что они создают шедевры, вполне сравнимые с теми, что создаются скульпторами, резчиками по дереву, живописцами и художниками – граверами.

Татуированные японцы. Фото 1870 г. Раскрашенные фотографии, показывающие татуированных японцев, 1870 г.

Татуировки Якудза.

Татуировка Якудза. В наши дни, искусство японской татуировки возвращает утраченную в прежние годы популярность, возрождаются и способы её нанесения, мастерство отдельных мастеров татуировки достигает уровня работ старинных мастеров. Но в самой Японии, к носителям татуировки сохраняется настороженное отношение – человеку с татуировкой может быть закрыт доступ к некоторым профессиям, особенно в правоохранительной и медицинской деятельности. Своим возрождением древнее искусство татуировки обязано членам японских преступных группировок – якудза, и поэтому в глазах японского обывателя, любой носитель тату связан с преступным миром. Якудза бросает вызов благопристойному обществу, и делая татуировку, он не только выделяет себя среди других людей, но и навечно связывает себя с преступной средой. Однако такой подход, когда любого носителя татуировки следует рассматривать как возмутителя спокойствия и закоренелого преступника, в принципе неверен. Дело в том, что те же якудза носят особые татуировки, неоднозначно указывающие на их преступную деятельность, как и у их европейских собратьев. В сочетании с традиционными мотивами в Японской татуировке у Якудза присутствуют мотивы часто повторяющиеся в гангстерской среде. Например, они предпочитают религиозные символы и символику азартных игр («вся моя жизнь, это азартная игра, поражение в которой – смерть»), часто выполненные в черном и красном цветах.

Источники сюжетов японских татуировок.

Сюжеты японских татуировок, выполненные в традиционном восточном стиле, основу которого следует искать в искусстве Древнего и Средневекового Китая, щедро черпаются из мифологии, легенд и сказаний, восточных бестиариев и народных поверий. Но применимо к японским татуировкам, существует ряд отличий, отделяющих собственно японскую татуировку от татуировок других стран Дальнего Востока, как в стилистическом, так и мистическом плане. В первом случае она отражает особенности японского изобразительного искусства, далекого от статичности, присущей китайскому искусству, несмотря на то, что японскую культуру воспринимают как «дочернюю» по отношению к более древней китайской. Китайцы стремились создавать завершенную, уравновешенную композицию, как бы вписываемую в квадрат, и которую можно охватить одним взглядом. Японцы, чаще всего, пытались разрушить «застылость» и закругленность изображения – фигуры изображались в движении и показывались в различных ракурсах. В отличие от более официозного китайского искусства, японское искусство было более «демократичным» и чаще обращалась к бытовым сюжетам, а в случае с сюжетами на мифологические и исторические темы, японцы старались передать действие, в которое вовлечены все действующие персонажи, часто, в состоянии крайней экспрессии. Но так как мы рассматриваем татуировки, мы не будем углубляться во все тонкости японского искусства, а скажем только то, что японскую татуировку невозможно охватить одним взглядом – её следует рассматривать постепенно и по детально, словно разворачивая длинный свиток.

Мистическая направленность японской татуировки.

Другая особенность японской татуировки – это её мистическая направленность. Тут, в первую очередь, сказывается влияние древней японской религии – синто, с присущей ей остаточной, слегка смягченной буддизмом, традицией тотемизма и шаманизма. Считалось, что то или иное изображение на теле человека, не только служит защитой, но и может изменять характер человека и наделять его необычными свойствами. В случае неудачного выбора татуировки, это может привести к негативным последствиям. В качестве примера можно привести довольно популярный рассказ японского писателя Дзюнъитиро Танидзаки (1886−1965 гг.) «Татуировка», отражающий подобные представления. Полубезумный, склонный к садизму художник, мастер татуировки, заманивает к себе робкую и добрую гейшу, и накалывает ей татуировку в виде паука на спине. Гейша, благодаря татуировке, становится не только более красивой внешне и неотразимой для мужчин, но у ней меняется характер – она превращается в чудовище – прекрасное снаружи и отвратительное по своему цинизму и жестокости внутри. Видимо, под влиянием этого рассказа, режиссер Ясудзо Масумура снял свой знаменитый фильм, под тем же названием - «Татуировка». Героиня фильма, дочь знатного самурая, убегает из родительского дома с любимым человеком – слугой – простолюдином. Их нагоняют, мужчина убит, а опозоренной женщине делают татуировку в виде паука с головой женщины. После этого характер героини меняется – она становится гейшей, одержимой не только покорением сердец мужчин, но и жаждой мести. Татуировка стала не только символом потери любимого мужчины, сделавшая героиню подобием паука под названием «Черная вдова», но и вендетты для всех тех, кто привел героиню к этому существованию. Женщина подавляет разум своего нового любовника, и он, повинуясь её воле, расправляется со всеми, на кого пал гнев женщины с пауком.

Афиша и кадр из фильма  Я.Масумуры - Татуировка На картинках показана афиша и кадр из фильма Я.Масумуры "Татуировка"

Техника создания ирэдзуми.

Традиционные японские тату инструменты. Японская татуировка наносится поэтапно, и каждый этап носит специальный термин. Обычно используются пять ступеней создания «ирэдзуми». Первый этап, когда на кожу посредством черной туши или особого красителя наносится первоначальный эскиз композиции, носит название «судзи». Рисунок, в этом случае, еще можно изменить и поправить. Затем, при помощи специального инструмента, контур рисунка выделяется и закрепляется. Это называется «отсуми». На третьем этапе – «бокаси» - на коже посредством связки игл создается общий фон изображения, который позднее будет заполнен нужным цветом. Это пока еще довольно поверхностная работа. Затем наступает самый ответственный момент, когда мастер в полной мере должен показать все свои способности истинного художника. Четвертый этап, имеет термин «цуки – хари» - это тщательнейшая проработка отдельных фрагментов рисунка – нанесение тонкими иглами контура, которому на последнем, пятом этапе, называемом «хане – бари» будет придан объем путем нанесения теней. Тогда же татуировка обретает цветовую насыщенность, поражая разнообразием оттенков. При этом этапе, для нанесения необходимого полутона, очень тонкие иглы вводят под кожу под определенным углом на точно измеренную глубину. Этот этап является наиболее сложным, так как мастеру приходится строго контролировать глубину погружения иглы в кожу – чем глубже входит игла, тем насыщеннее оттенок, так что от правильной тонировки зависит должное восприятие законченного рисунка. Этим искусством владеют очень немногие – для этого требуется великолепный глазомер, крепкая, но подвижная рука, и многие годы тренировок для достижения необходимых навыков.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
дальше »